UCOZ Реклама
Дод Евгений Вячеславович биография председателя энергетического холдинга.

Свежий номер...

Четверг 13 сентября 2001 года №137



Симбирские бесприданницы


В Симбирской губернии в XIX веке у русских крестьян было принято отдавать за невесту ее семье так называемую кладку, что-то вроде татарского калыма. Женские руки ценились в нашей полосе, так как значительные силы семьи уходили на барские работы, поэтому семья невесты старалась получить компенсацию за потерю дочери. Горожане же, напротив, старались выдать своих дочерей замуж, чтобы не кормить лишние рты, поэтому, как и в других губерниях, им приходилось отдавать семье мужа помимо дочери еще и приданое.
Если сегодня приданое носит достаточно символический характер, то раньше оно имело чисто экономическое значение. Невестка в семье мужа рассматривалась как дармовая рабочая сила, поэтому, как правило, первый год ей ничего не покупали, то есть жить она должна была за счет своего приданого. И если такового не оказывалось, то брать девушку замуж никто не хотел, как бы хороша она ни была, потому что выбор делали родители жениха, заботившиеся не о красоте будущей жены, а о ее состоятельности.
Нужно ли говорить о том, что горожане в большинстве своем были не столь богаты, а зачастую просто нищими. Им трудно было собрать для своих дочерей необходимую сумму, поэтому проблема бесприданниц была в Симбирске общеизвестной и понятной. Однако реальная проблема выглядела более прозаично, нежели сюжеты Островского.
Семья жениха требовала от семьи невесты проведения в ее доме "пирка" еще до венчания. Все предсвадебные обряды были обставлены так, что без денег они не могли быть проведены. Если денег не было, то обряды упрощались, что выставляло семью невесты ущербной на общий показ. На такой пир, когда все происходящее оценивали еще трезвые родственнички, уходило до половины суммы приданого. Денежную помощь оказывали купцы, вышедшие из мещанской городской среды.
Одним из первых, кто вложил вклад в помощь землячкам, был симбирский мещанин Михаил Иванович Чарошников, который в 1891 году завещал 18000 рублей симбирскому мещанскому обществу на благотворительные цели. В своем завещании он достаточно мудро определил: "В Симбирское Городское Мещанское Общество на вечное время 6000 рублей с тем, чтобы из ежегодно причитающихся процентов на означенный капитал производились пособия по равной части шести девицам из беднейших жителей г.Симбирска при выдаче в замужество, ежегодно..." Жил Чарошников в Астрахани, но его предки были купцами в Симбирске еще в XVIII веке, поэтому ему хорошо была известна местная проблема.
В 1899 году потомственный почетный гражданин Н.Я.Шатров предоставил обществу деньги для ежегодных раздач невестам и бедным. В 1915 году о практике раздачи пособий говорилось уже как о хорошей традиции. В газете "Симбирянин" за тот год сказано: "Симбирское купеческое общество по примеру предшествовавших лет решило раздать ряд пособий-приданых невестам дочерям обедневших купцов и мещан..." В заметке "Лепта Н.Я.Шатрова" говорится, что меценат передал 200 рублей через купеческого старосту "по примеру целого ряда предшествовавших лет" для раздачи бедным.
Как же решалась судьба тех девушек, чьи родители не в состоянии были скопить на приданое? Оказывается, что и для этого случая сложились определенные традиции. Нищенки, сироты, девушки, воспитываемые в чужой семье или одной матерью, выдавались замуж за отставных солдат, которые после службы ничего за душой не имели и не мечтали о хорошей жене, так как и семьи невест не стремились выдавать своих дочерей за "голыдьбу". Отставники были уже в летах, поэтому и засидевшиеся невесты были кстати. Видимо, брак с солдатами считался столь унизительным для невесты, что иногда вопреки всем обычаям невеста была старше жениха. Нарушение обрядов при таких браках народом воспринималось как должное.
Другой вариант решения проблемы - понижение социального статуса невесты. Обычно девушек из низших сословий выдавали за отроков более благородных. Тех же, за кем не давали большого приданого, могли выдать за крестьянина, который сочтет такой брак за честь и не потребует денег (будет рад, что невеста досталась даром).
Иногда дело решалось проще. Если девушка была достойна того, чтобы ее смертельно полюбили, влюбленный жених сам давал денег на проведение свадьбы ее матери, чем исчерпывались проблемы с необходимыми обрядами.
Было и еще одно решение проблемы, которое, в свою очередь, становилось проблемой для общества. Девушки просто не выходили замуж, но не лишали себя женского счастья. Они любили вне брака и рожали незаконнорожденных детей, по официальным документам оставаясь "девицами" до старости. Если в XVIII веке незаконнорожденные дети были позором и встречались лишь в среде солдаток, которые годами не видели своих мужей, или в среде дворовых, которые приживали детей со своими хозяевами, то в XIX веке незаконнорожденные стали массовым явлением.
В городе было больше мужчин, чем женщин, так как на заработки из деревни ехали молодые парни, иногда женатые. В городе было больше возможностей для неформального общения с женщинами, там-то и находились новые подруги и вторые жены. В селе у крестьянина была официальная жена, а в городе - жена неофициальная. В итоге бесприданницы могли прожить в незаконном браке с одним мужчиной много лет, имея от него несколько детей.
Интересно, что среди татар незаконнорожденных было меньше, так как у татар не было приданого и можно было иметь несколько жен, а в заволжских слободах сохранялись сельские традиции жизни, поэтому жизнь их обитателей была не столь разгульна.
Иногда традиции мешают человеческому счастью, что наглядно показывают истории минувших веков, истории не из пьес, а из жизни. Сколько сложных судеб, сколько тайной любви! Но любовь всегда превыше всего, какие бы сложности ни встречались ей на жизненном пути.
Сергей ПРОЗОРОВ.


[предыдущая|обратно...|обсудить статью|следующая]

Hosted by uCoz