UCOZ Реклама
Просто и очень легко - горящие тур - не проходите мимо!

Свежий номер...

Суббота 3 июля 2004 года №95-96



Исповедовались Керенскому,
или Кто нашел прибежище на старом симбирском кладбище


(Продолжение. Начало в №85, 87, 91) - Удивительно, что в советские годы не было уничтожено надгробие Александра Михайловича Керенского, родного дяди премьера Временного правительства, - продолжает свою экскурсию архивист Антон Шабалкин. - Одна только фамилия могла вызвать желание стереть его с лица земли. В Симбирске Керенский был уважаемый всеми священник, ему исповедовались духовные лица города. О нем вспоминали как о скромном, кротком, смиренном человеке, любящем людей. Похоже, своему племяннику он был полной противоположностью. Александр Михайлович служил протоиереем Спасского женского монастыря, который находился на месте нынешнего КДЦМ. Умер в сентябре 1912 года. Священники несли его гроб на руках от монастыря до самого кладбища. Все были одеты в белые одежды. По территории кладбища тело протоиерея попросили нести сами монахини.
Кроме Керенского, из высоких духовных санов города на старом кладбище похоронены два архиепископа: Иоаким Благовидов и Иоанн Братолюбов. Оба служили церкви уже в советское время.
Князь-землепашец
Князь Сергей Михайлович Баратаев - для нашего города человек знаменитый. Сергей Михайлович - внук губернского предводителя дворянства князя Михаила Петровича Баратаева, о котором есть статья в Большой советской энциклопедии как об известном нумизмате XIX века. В свое время его пытались привлечь к суду по делу декабристов, но доказать его виновность власти не смогли.
Сергей Михайлович Баратаев закончил факультет естествознания Казанского университета, до революции 1905 года возглавлял земскую управу, которая в его время обзавелась своим зданием (ныне почтамт). Входил в комиссию по строительству училища Орлова-Давыдова (ныне там автомеханический техникум). Был избран в самую первую Государственную думу, просуществовавшую всего несколько месяцев. Когда царь ее разогнал, часть депутатов написала воззвание, призывая народ протестовать против роспуска думы. Говорят, что Баратаев был в числе подписавших это воззвание, хотя сам он пытался отрицать. Но за эту крамолу симбирские дворяне исключили его из своих рядов. Баратаев был вынужден писать в документах, что он крестьянин собственной деревни Баратаевка.
С крестьянами Сергей Михайлович жил мирно, поэтому после выхода большевистского Декрета о земле те выделили ему надел наравне со всеми жителями села. Так что князь успел побывать в числе землепашцев.
Баратаев был человеком толковым и деятельным, эти качества в 1918 году привели его в обновленную Городскую Думу. Там он представлял кадетскую партию. Князь также успел побывать членом профсоюза строительных рабочих, когда шел ремонт пострадавшего в гражданскую войну волжского моста. До революции он был руководителем общества взаимного кредита, после революции лучшей кандидатуры на эту должность, чем князь, в Симбирске не нашлось - снова был избран Баратаев. Там он проработал до самой смерти - Сергей Михайлович умер 12 января 1930 года.
Братские могилы
На старом кладбище находится несколько братских захоронений. Среди них могила пяти комиссаров, расстрелянных белогвардейцами во время короткого, 52-дневного, господства в Симбирске летом 1918 года. Это были достаточно известные в городе люди: Белов - комиссар жилища, Зарецкий - председатель комитета беженцев, Крылов - председатель губернского ревтрибунала, Новиков - командир отряда, Кудряшов - рабочий, член ВКП(б). Когда белые заняли Симбирск, часть комиссаров не успела эвакуироваться. Обыватели, злые на революционеров, запросто доносили, просто ткнув пальцем в соответствующий дом. В эти дворы белогвардейцы и врывались, большевиков расстреливали на месте. Егора Кудряшова убили на глазах его беременной жены. Хотели расстрелять и ее, но кто-то заступился, сказав, что женщина на сносях. Убитого Кудряшова положили на подводу и увезли неизвестно куда. Его тело так и не было найдено, но его фамилия вписана в надгробный памятник как жертва тех злосчастных дней. Сейчас памятник пяти комиссарам оказался на отшибе и никому не интересен.
Самая большая братская могила - военнослужащих, умерших во время войны в госпиталях от ран. Сегодня подлинность захоронений утрачена, во время реконструкции территории могилы в 2000 году все индивидуальные надгробные плиты были убраны, теперь на этом месте стоит некая композиция, пусть и неплохая, но могилы обезличены.
Стоит отметить, что участников первой мировой войны на старом кладбище, можно сказать, нет совсем, архивисты нашли единственную могилу офицера Бориса Фитингофа, умершего от ран.
Здесь похоронен также экипаж разбившегося в 1944 году под Ульяновском самолета. О самой катастрофе и пилотах мало что известно. Скорее всего, летчики из-за плохой видимости не рассчитали высоту и в районе нынешнего парка Юности влетели в симбирскую гору. Возможно, на самолете везли каких-то начальников, так как экипаж состоял из летчиков больших чинов, кроме того, катастрофу сразу засекретили. Тела погибших пассажиров увезли в Москву, летчики же навечно остались в ульяновской земле. Мальчишки той поры вспоминали, что тогда на месте катастрофы находили очень много оружейных патронов.
Подвели крылья
Когда-то наш город был одной из летных столиц страны - здесь молодые люди учились летать. Но крылья помогали им не всегда. На кладбище находятся две братские могилы пилотов Школы высшей летной подготовки, разбившихся 26 декабря 1960 года и погибших 27 января 1962 года. Об этих катастрофах рассказал летчик Виктор Червон:
- Обе трагедии произошли не по вине пилотов, а по техническим причинам. В первом случае самолет летел из Курумоча, где проходили учебные полеты. Экипаж был очень квалифицированный, за штурвалом находились два командира корабля - Михаил Тарасов и Иван Моткин. При заходе на посадку на малой высоте экипаж выпустил закрылки, находящиеся под крылом самолета. Они-то и стали виновниками катастрофы. Дело в том, что до этого случая уже произошли две катастрофы в аэропорту Львова. И был сделан вывод специалистов, что на «ИЛ-18» закрылки нельзя выпускать полностью, а лишь на 30 градусов. Но руководство авиалиний ничего для безопасности самолетов не предприняло. Через некоторое время там же произошла еще одна подобная катастрофа. Я тогда работал заместителем командира эскадрильи ШВЛП и решил следовать не инструкции, а советам грамотных специалистов. Но приехали инспекторы, проверили, сделали замечание, меня на два месяца отстранили от должности. И в это время мой экипаж потерпел катастрофу. Тут же приехала комиссия во главе с летчиком-испытателем генералом Семенковым, который сам выполнил полеты и проверил работу закрылок. Факт подтвердился. В инструкцию полетов были внесены изменения, но они слишком дорого нам обошлись - из жизни ушли шесть человек.
В 1962 году во время выполнения учебного полета на высоте около 150 метров у самолета отказал двигатель. У штурвала сидел курсант, командир находился рядом, но исправить ситуацию у него, к сожалению, не оставалось времени. Тогда погибли пять летчиков.
Это были не последние авиакатастрофы, в которых погибли ульяновские экипажи. Трагедии произошли еще в 1970 и 1988 годах.
Алсу ИДРИСОВА.
Окончание следует.


[предыдущая|обратно...|обсудить статью|следующая]

Hosted by uCoz