UCOZ Реклама
Гипертонический чай антигипертонический чай.

Свежий номер...

Суббота 4 октября 2003 года №148-149



Погибла от руки идиота


Доходит месяц, как в Стокгольме, днем, в многолюдном магазине была убита министр иностранных дел Швеции Анна Линд. И в самой Швеции, и в Европе в целом до сих пор не могут понять, за что убили эту 44-летнюю женщину, дружелюбную, общительную, начисто лишенную чиновничьего апломба и верившую, что живет она в одной из самых безопасных стран мира. Вот как описал случившееся еженедельник "Коммерсантъ-Власть".
Жертва
Как и все шведские министры, 46-летняя глава МИДа Анна Линд отличалась простотой в общении и демократизмом. Ее запросто можно было встретить на улицах Стокгольма, причем она всегда отвечала на приветствия прохожих. Линд называли типичной шведской блондинкой. Родилась она в пригороде Стокгольма, ее мать была учителем, отец - художником. Потом Анна выучилась на юриста, вышла замуж за депутата парламента Бу Хольмберга (сейчас он занимает пост губернатора одной из шведских провинций), родила двоих сыновей - Дэвида и Филипа. Жила семья Линд в городке Ничопинг, куда министр добиралась после работы на электричке.
Передвигалась она без охраны. По шведским законам, телохранители положены только двум гражданам - королю и премьеру. Усиленные меры безопасности принимаются только в исключительных случаях.
За несколько дней до гибели Анна Линд получила по электронной почте письмо с угрозами. Ее обвиняли в продажности - из-за того, что перед референдумом о переходе Швеции с кроны на евро она агитировала за единую европейскую валюту. Автор письма грозил расправиться с Анной и ее детьми.
Не будь Анна Линд типичной шведкой, уверенной в полной безопасности родной страны, где с сотнями избирателей она ежедневно здоровается на улицах, как с соседями, - она бы, вероятно, насторожилась, получив такое предупреждение. Но для жительницы "большого Стокгольма", уверенной в себе феминистки, было бы странно и даже в какой-то степени позорно придавать собственной персоне слишком большое значение, думая или рассказывая другим о том, что за ней охотятся.
Рецидивист
35-летний швед без определенных занятий, называющий себя то Биллом, то Генри, был человеком весьма непростым. Водительских прав он не имел, но катался на белоснежном "Форде-Сьерре". При нулевых доходах он умудрялся щеголять в очень дорогих костюмах, пить шампанское в шикарных ресторанах и проводить вечера с золотой молодежью - детьми всевозможных скандинавских знаменитостей. Он относил себя к общественной элите, свободно рассуждал на философские темы, самостоятельно изучил электронику и историю литературы. В то же время, не доучившись, он был изгнан из школы. У него не было квартиры, он ночевал у приятелей и подружек, злоупотреблял алкоголем. На его счету было 49 преступлений: воровать, хулиганить и мошенничать он начал с 19 лет. Его второй жизнью были драки и гулянки в компании футбольных фанатов и националистов (по словам его отчима, он "ненавидел иностранцев и пролетариев"). За вспыльчивость и тягу к насилию его прозвали Камикадзе (его настоящее имя полиция до сих пор не сообщает).
"Закон всегда был чересчур мягок по отношению к моему пасынку. За все свои преступления он получал выговоры или штрафы, которые никогда не платил. Несколько раз его сажали на ерундовые сроки, после чего он принимался за старое",- возмущается теперь отчим преступника.
Камикадзе десятки раз подделывал кредитные карты и удостоверяющие личность документы, бесконечно воровал в магазинах, угрожал ножом должностным лицам, оскорблял представителей власти, выкрикивал фашистские лозунги - и на всем этом регулярно попадался. Только в одной стране - на его родине - это могло сходить с рук. В Великобритании или США он бы не вылезал из-за решетки; в Швеции же самый длинный его срок был - восемь месяцев, причем освободился он досрочно. В промежутках между судебными разбирательствами социальные службы старательно перевоспитывали Камикадзе и заботливо лечили. Однажды его даже отправили в Швейцарию на казенный счет. Камикадзе (как и его будущая жертва) был шведом до мозга костей - и потому ничуть не волновался за последствия своих поступков, зная гуманность вырастившего его общества.
Последние часы
Ясным и теплым утром 10 сентября министр иностранных дел Швеции весело двинулась навстречу смерти. Ей предстояло много работы днем и участие в теледебатах вечером. До референдума оставалось четыре дня. На стенах домов и афишных тумбах висели гигантские плакаты с портретами премьер-министра Йорана Перссона и Анны Линд. Популярные политики призывали сказать дружное "да" евро.
Обычно она ездила на работу ранним, отходившим из Ничопинга в 7.45 утра, поездом, который вечно был переполнен.
Она всегда вскакивала в вагон в последний момент и, если свободных мест не было, усаживалась прямо на полу купе. По дороге обычно работала, просматривая бумаги или делая записи. Но 10 сентября Анна Линд взяла небольшой тайм-аут, зная, что ей придется работать до ночи. Проводила детей в школу, просмотрела газеты, сделала несколько звонков - и все время была очень оживлена. Она предвкушала схватку на вечерних дебатах о судьбе шведской кроны.
После 11 часов стройная энергичная женщина в черной футболке, светлом пиджаке и льняных брюках бодро вышла из дома, закинув за плечи рюкзак. Она не торопилась, с удовольствием останавливаясь при встрече со знакомыми и перекидываясь с ними парой слов. Она глянула на часы и пробежалась через площадь, чтобы успеть на электричку в 11.50. Через час она была в столице. Погода еще больше разгулялась, и глава МИДа отправилась к правительственной резиденции Розенбад пешком. Время было обеденное, и Анна зашла в ресторанчик "Panini". Отстояв очередь, купила бутылку воды и рулет - завернутую в тонкую пресную лепешку смесь козьего сыра, лука, помидоров, грецких орехов и меда. Забрав с собой еду, она направилась на службу - через полчаса начиналась ее виртуальная встреча с читателями одной из шведских газет. В кабинете она уселась перед экраном компьютера и принялась отвечать на вопросы.
Закончив основные дела, она сообщила, что сходит в магазин, чтобы купить что-нибудь из одежды к встрече на телевидении. По дороге Анна встретилась с подругой Эвой Франчелль, и в половине четвертого женщины зашли в универмаг. В бутике, где шла распродажа (ассортимент уценили аж на 70%), министр без примерки купила точно такую же кофточку, какая была на приятельнице, потом поговорила со стоящими в зале агитаторами за евро. Подруги вышли из магазина, перешли дорогу, направляясь к торговому центру "Nordiska Kompaniet" (NK) - и, шагая среди массы прочих покупателей, устремились к отделу женской одежды.
Убийство
Молодой мужчина в куртке с капюшоном и бейсбольной кепке зашел в хозяйственный магазин "Clas Ohison" и, осмотрев вывешенные ножи, остановился на самом дешевом и простом - так называемом ноже "Мура", по имени шведской провинции, где его когда-то начали выпускать. Довольно короткий нож, которым пользуются охотники и туристы, выглядел внушительно. Стоило оружие недорого, но платить мужчина не собирался. Правда, когда он попытался миновать кассу, персонал магазина задержал его. Похититель повел себя нагло и заявил, что у него нет ни денег, ни документов. Пришлось вызвать полицейских, которые проследили за благополучным возвращением ножа на стенку и пожурили "покупателя" за то, что он не носит с собой удостоверения личности. Затем мужчина был отпущен. Позже камеры слежения зафиксировали, как он входит в универмаг NK, а потом уловили его в спортивном отделе и перед эскалатором. Неизвестно где, но он уже раздобыл к тому времени точно такой же нож, который пытался украсть в хозяйственном магазине.
Единственное, чего не зафиксировали камеры,- сам момент нападения. Анна Линд пыталась спастись: она быстро вбежала в бутик "Filippa К",- но преследователь настиг ее, попытался вырвать сумку-рюкзачок, несколько раз ударил. Женщина упала - и тогда он пырнул ее ножом. "Он знал, на кого совершал нападение,- скажет потом полиция.- Он убивал Анну Линд с особой жестокостью - знал, куда всаживать оружие, и поворачивал нож в смертельной ране, чтобы причинить максимум вреда".
Никем не преследуемый, убийца вышел из бутика и направился к эскалатору. К окровавленной Анне кинулись две покупательницы, служащие магазина подавали чистые блузки для перевязки. Подоспевшие вскоре охранники универмага, в точности следуя инструкциям, не побежали за бандитом, а оказали помощь раненой, вызвали полицию и задержали на месте свидетелей. К тому времени преступник успел уйти далеко. Еще у эскалатора он бросил окровавленный нож - и какая-то иностранка завопила: "Держите его!" Но это было бесполезно: в переполненном универмаге не нашлось никого, кто пустился бы в погоню. Шведский закон запрещает насилие по отношению к подозреваемым в совершении преступлений, и народ не спешит кидаться скручивать бандитов. Все знают массу примеров, когда после борьбы с негодяем добропорядочный гражданин вынужден был оправдываться в суде или платить огромные штрафы за то, что ударил, оскорбил или "лишил свободы передвижения" обезвреживаемого хулигана. "Ловля преступников - дело полиции", - убеждены шведы и на рожон не лезут.
Сбросив куртку и потеряв кепку, "мужчина из NK" скрылся в неизвестном направлении. Прибывшая очень быстро полиция не оцепила район и не перекрыла движение в ближайших кварталах: на это нужно было получить специальное разрешение властей.
Арест
Спустя 14 часов Анна Линд скончалась в одной из лучших больниц Швеции после 13-часовой операции. А через шесть суток после трагедии подозреваемый в убийстве человек был схвачен. Сыщики действовали по чисто шведской схеме. Скрупулезно собрав улики и свидетельские показания, они сначала применили электронный поиск, используя все современные технические достижения. Получив определенное количество попаданий, эксперты взяли с вещдоков пробы ДНК и попросили помощи у специалистов Великобритании. Через три дня, уже идя по следу, полиция передала в центральные газеты фотографии, сделанные с пленок камер слежения. Законопослушные граждане, привыкшие быстро и точно выполнять распоряжения правоохранительных органов, принялись названивать по указанным телефонам. Швеция - одна из немногих стран, где сотрудничество с полицией является делом почетным, а потому сведения потекли рекой. Одним из первых признал разыскиваемого его отчим, о чем и сообщил сыщикам.(Печатается с небольшими сокращениями.)


[предыдущая|обратно...|обсудить статью|следующая]

Hosted by uCoz