UCOZ Реклама
ООО "Ритуал". У нас можно приобрести ритуальную одежду для похорон покойного человека.

Свежий номер...

Суббота 29 марта 2003 года №45-46



Утонул на глазах


Житель Барыша Александр Писнов - один из немногих, кто помнит линкор "Новороссийск", который погиб 47 лет назад в бухте Севастополя.
Друг с линкора
Матрос Александр Писнов служил тогда на крейсере "Фрунзе". За шесть лет службы на флоте (а столько в то время служили матросы) он исходил вдоль и поперек Черное море. И каждый раз, возвращаясь домой, в севастопольскую бухту, крейсер "Фрунзе" становился возле линкора "Новороссийск".
За время службы у Александра завелось немало друзей с линкора. Они-то и рассказали ему предысторию корабля.
В прошлом это был итальянский линкор "Джулио Чезаре", который достался СССР по репарациям. 6 февраля 1949 года на нем был поднят советский военно-морской флаг. Передача противнику флагмана королевского флота была оскорблением национальных чувств для многих итальянских моряков.
"Ни один итальянский корабль не будет служить под флагом большевиков!" - заявил тогда капитан первого ранга князь Валерио Боргезе, чей род восходил еще к Древнему Риму.
Несмотря на угрозу, советские моряки перегнали линкор из итальянского порта в Севастополь. Корабль был переименован, дооборудован и, войдя в состав эскадры, за короткое время стал флагманом Черноморского флота. В то время на флоте это был самый большой корабль, водоизмещением в 30 тысяч тонн.
Александр не раз бывал на борту этого корабля. Линкор впечатлял своими габаритами, и провинциальный парень втайне даже жалел, что не пришлось послужить на такой махине.
Взрыв в ночи
В конце октября 1955 года Писнов демобилизовался. Попрощавшись с друзьями, он поспешил в Ульяновск, где не был почти семь лет. Но он верил, что непременно еще встретится с моряками и своего славного корабля "Фрунзе", и линкора "Новороссийск". Однако через месяц ему пришло страшное письмо. Писал один из его друзей. Он-то и поведал, что случилось спустя неделю после демобилизации Александра.
...Вечером 29 октября 1955 года после успешных стрельб в море "Новороссийск" вернулся в бухту, бросив якорь у швартовой бочки. Осеннее море было на редкость спокойным. Стояла безлунная ночь. И вдруг где-то в половине второго ночи в носовой части линкора раздался мощный взрыв, от которого образовался гигантский пролом в днище (около 150 квадратных метров). Взрыв прошил все верхние палубы, смешал воедино людей и металл. Вода, сокрушая перегородки, хлынула в корабельные помещения. Только в первые минуты погибло около 200 моряков. Примерно столько же было раненых. "Новороссийск" стало кренить на левый борт, а носовая часть начала быстро уходить под воду.
По флоту была объявлена боевая тревога. Четыре тральщика сразу же направились к линкору. Прибывшее на корабль флотское и эскадренное начальство вместо того, чтобы эвакуировать оставшихся в живых матросов, начало "разбираться в обстановке" и искать виноватых. Командиры метались по палубе и требовали постоянных докладов о происходящем.
Исполин накрыл матросов
Шел третий час после взрыва. Командование еще надеялось спасти корабль, но линкор вдруг как-то дернулся, послышался скрежет металла, и корабль стремительно завалился на левый борт. Люди начали скатываться с палубы в воду.
Примерно в половине пятого утра "Новороссийск" опрокинулся вверх килем, накрыв своим исполинским корпусом моряков, которые не успели отплыть от корабля. Те, кто остался на плаву, пытались сами добраться до берега. В воде было полно людей, началась паника, все цеплялись друг за друга. Спасательные шлюпки набивались под завязку. Некоторые из них опрокидывались. От пережитого шока у многих не выдерживало сердце. Спасательные команды работали всю ночь.
Но оставались еще люди внутри корабля. Командование понимало, что большинство из них, а это, по меньшей мере, 400 человек, после переворота корабля погибли на своих боевых постах. Тем не менее живых еще можно было найти. Спасатели слышали отчаянный стук по металлу. Матросы просили о помощи.
Но лишь утром на корпус опрокинутого "Новороссийска" выгрузилась спецкоманда с необходимым инструментом. Матросы направились туда, где не прекращались стуки. Начали резать сталь. Так были спасены восемь человек, которые оказались в воздушном мешке своего отсека.
К утру 30 октября кормовая часть линкора затонула. Оставалась последняя надежда применить секретную подводную звуковую связь, которая позволяла определить, где еще находятся люди. Так были обнаружены еще несколько полуживых матросов. Их благополучно вытащили водолазы. На этом спасательные работы прекратились.
Версии взрыва
В результате трагедии погибло более 600 человек, около 200 были ранены. ЧП на Черноморском флоте засекретили, а по всей территории СССР полетели сотни похоронок, написанных сухим официальным языком: "Ваш сын (муж или брат) 29 октября 1955 года погиб на боевом посту корабля, на котором он служил, до конца исполнив свой воинский долг...". Далее стоял номер части и место службы - город Севастополь. Название корабля не сообщалось.
О количестве погибших спорят и по сей день. В ту ночь на "Новороссийске" было немало солдат, которые должны были переучиваться на матросов. Дело в том, что в тот год проводились две мобилизации, и чтобы корабли не пустовали, на них нагнали солдат.
До 1988 года узнать что-либо о гибели "Новороссийска" было невозможно.
- Так это и осталось тайной, - сказал корреспонденту "СК" Александр Писнов. - Выдвигалось много версий - от подрыва на немецкой мине, оставшейся якобы еще со времен войны, до диверсии натовских спецслужб. Ни одна из версий не стала окончательной. Лично я уверен, что это была месть итальянских боевых пловцов за то, что линкор был передан Советскому Союзу. Боевые пловцы очень хорошо знали этот корабль. Во время войны они на нем отрабатывали приемы тайного минирования. Говорят, что в ту ночь главные ворота бухты не охранялись. Очевидцы событий также утверждали, что, вроде, взрыв был двойным. Так родилась версия, что корабль был заминирован еще до передачи СССР. Но по каким-то причинам эта адская машина так и не сработала. Понадобилась помощь боевых пловцов. Версию о немецкой мине моряки напрочь отвергают. Она бы не могла пробить линкор от киля до верхней палубы.
Тела складывали штабелями
В 1983 году Александр Писнов побывал в Севастополе. Посетил братское кладбище, где у подножия Скорбящей Матери, под мраморной плитой, спят моряки-"новороссийцы".
"Любовь к Родине и верность присяге были для них сильнее смерти..." - прочитал бывший моряк надпись на могильной плите, заплакал и положил на нее две гвоздики.
Потом ему друзья моряки поведают и конец этой страшной истории. Трупы еще долго всплывали в бухте. Опознание проходило по номерам одежды, а на похороны "новороссийцев" приезжал Никита Хрущев со своей свитой. Родственников моряков не было. Вырыли тремя экскаваторами огромную яму. Тела складывали слоями. Каждый слой накрывался брезентом и посыпался землей, и так дальше. Последних, говорят, для показухи положили в гробы.
А через несколько дней был праздник. 7 Ноября. Парад, песни, торжественные речи - все как обычно.
Арсений Королев.


[предыдущая|обратно...|обсудить статью|следующая]

Hosted by uCoz