UCOZ Реклама
юридический консалтинг

Свежий номер...

Вторник 13 августа 2002 года №117



Арбитраж - не топор для рубки голов


На прошлой неделе в силу вступил ряд статей нового Арбитражного процессуального кодекса, а целиком документ начнет действовать с 1-го сентября. Председатель Высшего арбитражного суда России Вениамин Яковлев убежден, что это революционный Кодекс, он сократит число злоупотреблений в сфере экономики и поможет защитить бизнес от произвола. Свои соображения Яковлев изложил в интервью журналу "Итоги", главные моменты которого мы предлагаем сегодня своим читателям. Знать это полезно.
- Вениамин Федорович, так в чем все же революционность нового Кодекса?
- Прежде всего он четко разграничивает подведомственность - распределение дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Недостаточно ясная разграничительная линия порождала общеизвестные проблемы. Например, если решения акционерного общества оспаривал владелец акций, не являющийся предпринимателем, он шел с иском в суд общей юрисдикции. А предприниматели или юридические лица - в арбитражный суд. Стали появляться "параллельные" дела. Это превратилось в систему: как только в арбитражном суде начинается спор между крупными акционерами, одновременно в общие суды, причем находящиеся в разных концах страны, подаются иски и выносятся диаметрально противоположные решения.
- Парадоксальная ситуация, когда районные суды, находящиеся порой за тысячи километров от объекта разбирательства, по искам безымянных физических лиц вершат судьбу "китов" российского бизнеса... С этой практикой покончено?
- Да. Все дела, связанные с деятельностью хозяйственных обществ, с нарушением прав акционеров - обжалование решений общих собраний АО, советов директоров или действий управляющих,- а также все коммерческие споры, касающиеся иностранных предпринимателей (здесь также образовалась "альтернативная" подведомственность), отныне будут рассматриваться только в арбитражных судах. Причем не в десятке одновременно, а лишь в одном - действующем по месту нахождения АО. В судах общей юрисдикции остаются только обычные трудовые споры.
Это настолько острый вопрос, что законом о порядке введения в действие нового Арбитражного процессуального кодекса установлено: положения, касающиеся разграничения подведомственности, вступают в силу раньше, чем Кодекс в целом: не 1 сентября 2002 года, а через 10 дней с момента официального опубликования текста. Коммерческие иски, не рассмотренные к этому моменту судами общей юрисдикции, должны быть переданы с согласия истцов в арбитражные суды. В противном случае суд общей юрисдикции должен прекратить производство по данному делу.
- Что изменится с введением нового Кодекса в самом судопроизводстве?
- Первое - центр тяжести нашей работы переносится с основного судебного заседания, в котором выносится решение, на подготовку к нему. На судебное заседание должно выноситься дело, полностью подготовленное к рассмотрению. Новый Процессуальный кодекс четко регламентирует эту подготовительную стадию. К определенному моменту каждая сторона обязана представить суду все доказательства, которые у нее есть.
Как делалось раньше? Стороны извлекали доказательства из кармана на стадии апелляционного, кассационного пересмотра, в Высшем арбитражном суде. И дело возвращалось на новое рассмотрение в первую инстанцию. А причина в том, что одна из сторон не права в споре и знает, что проиграет. Но ей выгодно проиграть не сегодня, а через два года.
- Пройдя через такую сложную предварительную процедуру, сторонам в конце концов легче помириться, чем судиться...
- Вы абсолютно правы - это сверхзадача. Если стороны выложили все, что у них есть, они сразу видят: есть у них шансы или нет. Судебный процесс дорог. А по новому Кодексу проигравшая сторона должна будет возместить все расходы выигравшей: не только госпошлину, но и плату адвокату. Затягивать процесс становится невыгодно. К тому же Кодекс наделяет суд правом применять санкции, штрафы к стороне, которая злоупотребляет своими процессуальными правами и недобросовестными действиями затягивает процесс. В этих условиях дело может закончиться до вынесения судебного решения: на любой стадии процесса стороны могут заключить мировое соглашение. Мы хотели бы добиться такого уровня, который имеется, например, в английских судах, где 80% коммерческих споров разрешается до судебного вердикта.
- А у нас каков этот процент?
- Число мировых соглашений постепенно возрастает, но мы даже не исчисляем проценты, потому что их немного. Ну и, наконец, еще один способ улучшить процесс - дифференциация судебных процедур. Есть сравнительно простые, по существу бесспорные, дела, но на них затрачивалось столько же времени, как и на большие и сложные. По новому Кодексу, если спора нет, стороны не возражают, сумма небольшая, суд использует упрощенную процедуру, и дело рассматривается в два-три раза быстрее.
- Изменится ли роль прокуратуры в арбитражном судопроизводстве?
- Существенно изменится. Новый Кодекс оставляет, по существу, лишь два основания для обращений прокуратуры в арбитражные суды. Первое - если прокурор полагает, что нормативный акт, принятый каким-то государственным органом, является незаконным и ущемляет интересы существенного числа лиц. Во-вторых, прокуратура может предъявлять иски о признании недействительными сделок, наносящих ущерб государственному имуществу. В остальных случаях прокуратура предъявлять иски уже не сможет. Например, она не сможет предъявлять иски к одной коммерческой структуре в интересах другой.
- Что вызывало всегда массу вопросов...
- Да, вызывало массу вопросов и являлось вмешательством государства в частный бизнес, что недопустимо согласно Конституции и Гражданскому кодексу. Кроме того, раньше генеральный прокурор и его заместители могли опротестовать любое решение арбитражного суда в Высшем арбитражном суде. Теперь же мы вообще ушли от протестов. Высший арбитражный суд будет рассматривать дела только по заявлениям сторон или по представлению прокуратуры.
- А в чем разница?
- Протест - это требование, а заявление или представление - просьба. Представления прокуратуры и заявления сторон будут иметь одинаковую судьбу - попадут в судебную коллегию Высшего арбитражного суда, которая будет проверять, есть основание для принятия дела к рассмотрению или нет. Высший арбитражный суд будет рассматривать дело в порядке надзора только в трех случаях: когда судебное решение нарушает единообразие судебной практики; когда решение по данному делу препятствует правильному разрешению другого дела; наконец, когда судебное решение нарушает интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы.
- Широкая формулировка.
- Для нас она очень конкретна. Неопределенный круг лиц - это, скажем, крупное акционерное общество или вкладчики банка. Все остальные дела будут заканчиваться на уровне первых трех инстанций. Мы приводим нашу судебную систему в такое состояние, когда у сторон вполне достаточно процессуальных гарантий для обжалования решения.
- Борьба за собственность нередко выливается в силовой захват предприятий. При этом разобраться, кто виноват, кто прав, стороннему наблюдателю практически невозможно, ибо атакующая и обороняющаяся стороны ссылаются на разные буквы закона. Можно ожидать, что такие конфликты примут цивилизованный характер?
- Новый Арбитражный процессуальный кодекс, несомненно, будет этому способствовать. Уже не будет, скажем, решения арбитражного суда и суда общей юрисдикции по одному и тому же акционерному обществу - возможностей для схваток людей в масках будет меньше. Это одна причина, которую мы устранили, но есть другие. Думаю, что по всем этим фактам должны немедленно возбуждаться уголовные дела и проводиться расследование: как случилось, что на предприятие пришли вооруженные люди наводить порядок? Никто не может ссылаться на закон, основанием для таких действий может быть только решение суда. Если оно есть, могут прийти судебные приставы, поддерживаемые милицией. Все - больше там никого быть не должно. С другой стороны, никто не имеет права сопротивляться, если пришли судебные приставы с судебным решением. Во всех этих случаях кто-то должен быть привлечен к ответственности: либо тот, кто незаконно пришел, либо тот, кто незаконно сопротивлялся. И все эти сцены быстро прекратятся. Необходимо, чтобы государство навело здесь железный порядок.
- В адрес арбитражных судов нередко можно слышать упреки: именем закона вершатся неправедные - с точки зрения морали и здравого экономического смысла - дела...
- Старый закон о банкротстве дестабилизировал отношения собственности, позволяя легко возбуждать дела о банкротстве. И суд вынужден это делать, даже если такое дело возбуждается исключительно с целью завладеть чужой собственностью. Если у предприятия хорошее оборудование, хорошие кадры, хорошая, имеющая спрос продукция, если вообще дело выгодное и прибыльное - ждите, что появится дело о банкротстве. Здесь отработаны очень тонкие механизмы, основанные на хорошем знании закона, и внешне все происходит абсолютно законно. Как только мы увидели, что творится нашими руками, мы сразу начали сигнализировать, потому что не хотели нести за это ответственность. Процесс пересмотра закона о банкротстве начался давно, но он затянулся. По каким причинам - над этим тоже стоит задуматься.
- Согласно новому закону о государственной регистрации юридических лиц более чем миллиону "мертвых душ", фирм-однодневок, предстоит судебная процедура ликвидации. Не окажется ли система арбитражных судов парализованной из-за такого наплыва дел?
- Да, нас это беспокоит. Законодатель допустил крупный просчет: государство не имеет судебной системы, которая в состоянии была бы за короткий срок рассмотреть такое количество этих достаточно непростых дел. Если развернуть в полной мере судебную процедуру, задача становится неосуществимой. Ну нет уже этой фирмы. Что, с собаками разыскивать ее хозяев? Тупиковая ситуация. И суды опять окажутся крайними.
- Где же выход?
- Надо вносить изменения в новый закон. Предложение очень простое: пусть предприятие в течение определенного времени подтвердит свое желание быть зарегистрированным. Если подтверждает - пусть продолжает действовать. Если же нет - зачем загружать суд этими бесспорными делами, лишая возможности заниматься реальными спорами?
- Арбитражные суды принимают решения, которые "стоят" порой сотни миллионов долларов. Насколько актуальна сегодня проблема защиты судей от давления со стороны участников процесса?
- Давление беспрецедентное, такого давления не было никогда: давят деньги, криминал, власти, наемные средства массовой информации. А ведь такое давление - это криминал, можно возбуждать уголовное дело. Неуважение к суду - криминал, неисполнение судебного решения - криминал. Но где дела? Их нет. Нужны механизмы защиты судей, и они сейчас создаются: с 1 июля Служба судебных приставов Минюста получила право возбуждать дела по таким фактам и проводить дознание. Кроме того, в новом Арбитражном процессуальном кодексе появилась одна очень хорошая норма. Не знаю, заметили ее или не заметили.
- Ну, после Ваших слов уж точно заметят.
- Так вот, там записано следующее: обращение кого бы то ни было к суду с целью оказания воздействия в пользу одной из сторон судом не принимается. К нам сейчас очень много писем идет (от депутатов и так далее): у вас такое-то дело, такую-то сторону обижают, поэтому рассмотрите повнимательнее, иначе пострадают интересы работников этого коллектива. Теперь эти письма суд будет отправлять обратно.
- Цитирую Вас, Вениамин Федорович: "Мы иногда встречаемся на президиуме Высшего арбитражного суда со странными решениями. Чем вызваны эти странные решения: или низким профессиональным уровнем, или чем-то хуже". Как часто встречается это "или чем-то хуже"?
- Есть случаи прекращения полномочий судей в связи с возбуждением уголовного дела по факту взятки. Таких дел очень мало, но я, честно говоря, радуюсь, когда они появляются: значит, срабатывает механизм выявления взятки. В том случае, если у нас имеются серьезные основания для сомнений в добросовестности судьи, мы сразу направляем материалы в прокуратуру.
- Тем не менее нередко можно услышать такие заявления: "В России отсутствует независимая судебная система, можно купить любое судебное решение". Это отнюдь не брюзжание обывателя, а мнение лидера одной из думских фракций...
- Это безответственное заявление, оскорбляющее весь судейский корпус, а он этого не заслуживает. Оскорбляющее лично меня. Что, я взяточник? Точно знаю, что дела, которые поступают в Высший арбитражный суд, рассматриваются на абсолютно честной основе. Если у вас конкретный факт, дайте нам его, не будьте обывателем. Только обыватель, но не государственный деятель может делать такие заявления, не думая о последствиях.
- Системе российских арбитражных судов исполнилось в этом году 10 лет. Как изменился за это время характер хозяйственных споров?
- Наша практика - это зеркальное отражение процессов, происходящих в экономике. Когда в 92-м мы создали арбитражные суды, думали, что будем завалены делами, но количество их из года в год уменьшалось. Происходило преобразование экономики, а заодно - развал производства. Рост начался, когда экономика перестроилась, задышала. По мере улучшения экономической ситуации дел становится все больше и больше. В начале 90-х большинство споров было связано с приватизацией, потом пошли дела о неплатежах... В последнее время резко возросло число административных дел - споров между предпринимателями и государством. Сегодня они составляют 50% от общей массы (десять лет назад - 1,5%).


[предыдущая|обратно...|обсудить статью|следующая]

Hosted by uCoz