UCOZ Реклама
Пластиковые окна как выбрать лучшее http://proplex174.ru/index/kak_vybrat_plastikovoe_okno/0-53?

?????? ?????...

Суббота 31 октября 2009 года №122(3290)


Ах ты, плут!


Мольера в ритме фарса поставили в Театре юного зрителя.
Премьера состоялась еще в прошлом сезоне, но до сих пор приходящие на спектакль школьники пьесе классика аплодируют стоя.
«Плутни Скапена» Мольера за несколько веков своего существования пережили самые разные постановки. Побывав на спектакле в ТЮЗе, убеждаешься: эта комедия с закрученным сюжетом при правильной подаче может быть интересна разным зрителям, даже привередливым старшеклассникам, в театр выбирающимся без особого энтузиазма.
Главный герой пьесы, слуга Скапен в исполнении Алексея Родькина, которому предстоит не раз одурачить своих хозяев, чтобы в итоге они же обрели счастье, демонстрирует свое мастерство зрителям еще до того, как поднимается занавес. Вдруг замечаешь его в уголке перед занавесом лежит себе, дремлет как ни в чем не бывало, хотя до того, как в зале погас свет, его там точно не было.
Но вот поднимается занавес, и актеров, а вместе с ними и зрителей, захватывает бешеный ритм, в котором меняются события на сцене. Это же ритм фарса, уточняют создатели спектакля, жанром для него определившие не банальную комедию, а соло для слуги. В том же ритме самарским композитором Василием Тонковидовым написана и музыка. Под нее актеры бегают, прыгают, пританцовывают, умудряясь в каждое свое действие вставлять какую-то ужимку. Круговерти событий на сцене зал отвечает взаимностью: стоит Леандру в исполнении Майиса Дадашова выйти на сцену, у зрителей появляются улыбки прежде чем подать реплику, он должен выдать свое фирменное «Гы!», от которого каждый раз публика заходится смехом.
Создатели спектакля - и Мольер, и наш ТЮЗ - на такую реакцию рассчитывали, рассказывает режиссер-постановщик «Плутней Скапена» Марина Корнева: «Мольер никогда не писал трагедий, никогда не писал драм. Он всегда, развлекая, поучал людей. То, что вы называете «ужимки» - это способы передачи образа. Если герой скупой, то он должен быть скупой до крайности. У Мольера в каждом персонаже есть одна краска, доведенная до гиперболы. Поэтому мы старались, допустим, скупость Жеронта, фантазии Скапена, рафинированность Гиацинты довести до абсурда. Это и вызывает такую реакцию в зале.
Этого и Мольер добивался, и мы добивались, потому что здесь нет психологических полутонов, размытостей и так далее. Свои комедии Мольер показывал на базаре. Сидящего зрителя, заплатившего деньги, там не было. Нужно было привлекать внимание. Отсюда такие яркие образы».
Впрочем, есть в спектакле и впечатляюще красивые моменты. К примеру, спрятавшись за повешенными сушиться на веревке простынями, влюбленные Гиацинта в исполнении Елены Дворянсковой и Октав в исполнении Артемия Курчатова показывают зрителям самый настоящий театр теней. Выглядит настолько романтично, что, когда Гиацинта показывается из-за простыней, поражает контраст: ее поведение с доведенной до крайности рафинированностью кажется отталкивающим.
Зато в привлекательности фигуры Скапена, несмотря на все его плутовские выкрутасы, никто не усомнится. Юркий, невысокого роста, выглядящий самым хрупким среди задействованных в постановке актеров, он оказывается самым сообразительным и, несмотря на статус слуги, главным персонажем во всей истории. Когда-то уже пожилой Мольер писал эту роль для себя. Здесь и сейчас с молодым Родькиным ТЮЗ не ошибся. Такой выбор актера, считают в театре, привнес в спектакль глубину смысла.
«Мы решили, что именно такой Скапен может быть - юркий, худенький, с фантазией и с воображением, человек, который берет ответственность за поступки на себя, а не переваливает на других», говорит Корнева. Главреж театра Эдуард Терехов напоминает о роли «маленького человека»: «Не случаен выбор этого актера на роль Скапена, и мне он очень симпатичен: это вечная тема маленького человека, возвращение даже к чаплинскому образу, когда маленький человек может вершить судьбы. Очень точно найдена режиссером тема такого героя, который тратит себя, чтобы были счастливы другие».
Такая растрата дорогого стоит - в конце пьесы уладивший чужие дела Скапен выходит с лицом, замотанным алой кровавой лентой. И непонятно - то ли в очередной раз плутует, чтобы избежать придирок, то ли и вправду готов умереть за бестолковых хозяев. Как и в сцене с тенями влюбленных, из-под фарса виднеется кусочек настоящих чувств - любви и самопожертвования.
Но актеры доводят свое плутовство до конца: зрители в зале улыбаются, не задумываясь ни на секунду о том, насколько тяжелым может быть бешеный ритм спектакля под светом софитов, да и насколько вообще сложен театральный труд. «Никто не говорил, что в театре будет легко в театре трудно. Если кто-то думает иначе, он ошибается.
Пускай для зрителя это будет легко, а мы так этот секрет и оставим за сценой», - говорит Корнева. Хорошо, что для комедии есть однозначный критерий оценки - смех в зале.
Судя по нему, за оставленный за кулисами секрет «Плутни Скапена» получают у зрителей высший балл - насмеявшись вдоволь, школьники даже не ленятся подняться и аплодировать спектаклю стоя.

Лидия ПЕХТЕРЕВА.



[Обратно...|Обсудить статью|Следующая]

Hosted by uCoz