UCOZ Реклама
Шкаф картотечный смотрите на http://practic.biz.

?????? ?????...

Суббота 3 октября 2009 года №110(3278)


На виду
«Большое гнездо»


Досье Реставратор, ученый и писатель Савелий (Савва) Васильевич Ямщиков родился 8 октября 1938 года в Москве. В 1962 году окончил искусствоведческое отделение исторического факультета Московского государственного университета (МГУ).
С двадцати лет начал работать во Всероссийском реставрационном центре, в отделе иконописи. Центр находился в Марфо-Мариинской обители, основанной св. Елизаветой (великой княгиней Елизаветой Федоровной). Там он проработал двадцать лет. Одним из итогов многолетнего труда стала грандиозная выставка «Реставрация и исследование музейных ценностей», ставшая в конце 1980-х событием для всей страны. Именно тогда были открыты миру удивительные провинциальные русские мастера прошлого Ефим Честняков, Николай Мыльников, Федор Тулов, Григорий Островский и другие.
На организованных Ямщиковым в Москве выставках демонстрировалась древнерусская живопись Карелии, Пскова, Ростова Великого. Кроме реставрационных выставок Ямщиков сумел познакомить современников с сокровищами частных коллекций Москвы и Ленинграда - от икон до лучших образцов авангардного искусства.
Большую часть своей жизни Ямщиков провел в русской провинции, сначала занимаясь профилактическими реставрационными работами на произведениях иконописи, а затем обследуя музейные запасники, составляя реставрационную «Опись произведений древнерусской живописи, хранящихся в музеях РСФСР» и отбирая иконы для восстановления в Москве. Ямщикову удалось возродить сотни произведений иконописи, уникальные собрания русских портретов XVIII-XIX вв. из различных музеев России, вернуть многие забытые имена замечательных художников.
Он собрал уникальную выставку ста икон «Живопись древнего Пскова», отреставрированных под его руководством во Всероссийском реставрационном центре, которая легла в основу псковской музейной экспозиции. Одним из первых в СССР стал заниматься вопросами реституции культурных ценностей, вывезенных в годы Великой Отечественной войны. Во многом благодаря его усилиям возвращена в Псков из Германии православная святыня - икона «Богородица Псковско-Покровская». В последние годы жизни Ямщиков вел активную борьбу за сохранение исторического облика древнего Пскова, заповедника «Пушкинские горы».
Ямщиков издал десятки книг, альбомов, каталогов, опубликовал сотни статей и интервью в периодической печати, много лет вел постоянные рубрики на Центральном телевидении, снимал редкие сюжеты в различных городах России и за рубежом.
Он автор многочисленных научных трудов, книг, альбомов, каталогов о русском искусстве. Устроитель выставок, один из тех людей, чье имя вот уже несколько десятилетий ассоциируется в обществе с борьбой за сохранение культурного наследия России.
Скончался на 71-м году жизни в Пскове. Похоронен 22 июля 2009 года в Пушкинских Горах на городище Воронич, на кладбище у храма Георгия Победоносца, рядом с могилой хранителя Пушкинского музея-заповедника Семена Степановича Гейченко, и около родового некрополя Осиповых-Вульф.
Был женат вторым браком на звезде Кировского балета Валентине Ганибаловой. Дочь - Марфа Ямщикова.
Один из друзей Ямщикова както ска зал, что в старину его, очевидно, звали бы Саввой Большое Гнездо. Этим гнездом стала московская мастерская Ямщикова, где впервые встретились и сдружились многие замечательные люди. И, очевид но, не случайно в 1964 году Андрей Тар ковский попросил стать консультантом фильма «Андрей Рублев» 26летнего Ям щикова. Тарковский увидел в молодом реставраторе ту страстную преданность своему делу, которое не заменят никакие официальные звания и научные степени.
Держал в руках каждую икону России О себе Ямщиков говорил не много, считал, что его миссия - рассказать о людях, с которыми сводила судьба. Но кое-какие заметки из жизни все-таки случались.
«У меня одна часть семьи крестьянская, а другая - из духовенства...». «Я историк, я воспитан учителями, не поставленными как символ нации, а учителями, которые имели ту школу, дореволюционную. Меня учили Лев Николаевич Гумилев, Николай Петрович Сычев, Виктор Никитич Лазарев в Московском университете. Они - совесть». «Мои учителя - настоятель Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий и один из старейших наших реставраторов Виктор Васильевич Филатов».
В программе телеканала «Культура» из цикла «Эпизоды» Савелий Ямщиков рассказывал: - Что для меня основное? Работа, реставрации, чем я занимаюсь всю жизнь, работа искусствоведческая, чем я тоже занимаюсь всю жизнь, моя публицистическая деятельность, чем я занимаюсь последние годы. Основное для меня это память, которую я должен сохранить, о тех людях, которых я встретил на своем пути, а я встретил уникальных совершенно людей, удивительных. Вот я сейчас оглядываюсь на прошедшее время и многому удивляюсь. Я вырос в бараках на Павелецкой набережной. Можно сказать, что в соседнем бараке, рядом со мной, вырос человек, с которым мне потом пришлось подружиться и работать, - Андрей Тарковский.
Неподалеку жил теперь мой очень близкий друг Володя Васильев. Мы с ним даже занимались в кружках в одном Доме культуры: он в хореографическом, а я в драматическом. Пятнадцать лет назад выяснилось, что в соседнем бараке со мной жил мэр города Москвы Лужков. Но все это были бараки. Сейчас сказать кому-нибудь, что туалет у нас былза шестьсот метров от дома, а колонка за семьсот. Что помогало? Конечно, семья. У нас очень прочные основы.
Я вспоминаю годы учения на вечернем отделении в университете. Самое лучшее - это работа в Ленинской библиотеке, причем в отделе рукописей, где тебе могли принести Евангелие с миниатюрами Рублева. Там ты мог взять любой источник, заниматься. Отсидишь там часов пять, выходишь на московскую улицу и понимаешь, что ты совершенно другой человек, ты по-иному смотришь.
Позже я понял, что моя стезя, моя работа в движении.
Первая моя поездка была в Новгород с одним из моих учителей - Виктором Васильевичем Филатовым, нашим выдающимся реставратором. Он нас (бригаду) повез восстанавливать иконы, разрушенные во время войны.
Как раз тогда готовилось 1100-летие Новгорода. Потом первый приезд в Суздаль. Я понял, что мне там хорошо. Я приезжаю на месяц, но я устраиваюсь, как будто я приезжаю жить. В гостинице или где-то обихаживаю свое рабочее место, я живу, как будто я живу дома.
Я так полюбил саму музейную атмосферу.
В музеях, как правило, работают совершенно удивительные люди. Если говорить о бескорыстии, то это, конечно, музейные подвижники и подвижницы, в основном женщины.
Я описал все иконы, хранящиеся в музеях России, делал реставрационную опись, чтобы знать сам порядок реставрации. Могу сказать, что практически каждую икону в России я держал в своих руках. Но самое главное - это открытие людей.
«Давно вас ищу…» В статье «Зеркало Тарковского» Ямщиков вспоминал о съемках фильма «Андрей Рублев», о своей юности вспоминал, о дружбе.
«Надеюсь, кто-то из моих сверстников еще напишет о московском кафе «Националь» середины прошлого века. Право, этот клуб любителей долгих и вольных застольных бесед, ласково именовавшийся «уголком», заслуживает мемуаров не меньше, чем прославленная парижская «Ротонда».
Получая скромную зарплату сотрудника реставрационной мастерской, я тем не менее умудрялся скроить свой бюджет таким образом, чтобы ежедневно отмечаться на «уголке».
Влекли меня в это место не алкоголь, не изысканные блюда, а завсегдатаи «уголка». Это были люди самых разных профессий и увлечений от Юрия Олеши, Михаила Ромма, легендарного разведчика Абеля до суперфарцовщика Рокотова, впоследствии расстрелянного по личному указанию Хрущева. По молодости, скудости собственной биографии я тогда мало говорил и, как губка, впитывал опыт и знания людей бывалых. Так однажды, весь уйдя в слушание-лицезрение, не сразу заметил, как к моему столику подсел знакомый художник. Его спутник, невысокого роста, по-юношески стремительный, добродушно улыбаясь, обратился ко мне без формальностей: «А, это и есть Савелий Ямщиков! Давно Вас ищу, чтобы поговорить о важном для меня деле. Мы с Андроном Кончаловским заканчиваем сценарий об Андрее Рублеве. Даст Бог, запустимся в производство. Хотел бы пригласить Вас в консультанты»… Скандалы, которые сопровождали картину на всем ее пути к зрителю, давно преданы гласности. Постыдные протоколы обсуждений-судилищ опубликованы. Не хочется еще раз называть одиозные фамилии запрещальщиков.
Но помнят ли благодарные зрители «Андрея Рублева» о тех, кто фильм спасал? Как это делал мой учитель профессор Николай Петрович Сычев. Незадолго перед тем он вернулся в Москву и науку после четвертьвековых мытарств по ГУЛАГу, не растратив в тюрьмах и лагерях ни высочайшей культуры, ни чистоты и стойкости характера. Николай Петрович своей любовью к искусству древних умел увлечь даже самых равнодушных слушателей.
Когда судьба сценария о Рублеве повисла на волоске, оборвать который вот-вот должна была разгромная рецензия авторитетного искусствоведа, Николай Петрович Сычев как истинный рыцарь науки пришел на помощь моему товарищу Андрею Тарковскому. Несмотря на возраст и тяжелую простуду, за одну ночь прочел несколько сот страниц машинописи, сделал на полях десятки фактологических замечаний и написал положительный отзыв. Скрепя сердце чиновники дали разрешение на публикацию.
Конечно, возрастом и биографией Николай Петрович не совпадал с поколением «шестидесятников», но уверен: не будь рядом таких, как он, многое не состоялось бы и у нас...
Поиски подходящего исторического места для съемок эпизода «Взятие Владимира татарами» привели нас в Псков… Древний «псковский пригородок» Изборск как нельзя лучше пришелся на роль Владимира… Всякое случалось на съемках. Однажды на тех памятных кручах Изборска всем нам пришлось не на шутку понервничать. Отважный Тарковский решил показать местным наездникам-профессионалам образцы верховой езды, но темпераментный конь тут же выбросил незадачливого всадника из седла. На глазах у застывших от страха товарищей Андрей долго не мог освободиться от запутавшегося стремени. К счастью, все обошлось, и вечером состоялось привычное после трудной работы дружеское застолье.
Знаю, что, закончив фильм, участники съемочной группы нередко просто прощаются друг с другом и разбегаются в разные стороны. Такие времена или такие фильмы? А для меня работа над «Андреем Рублевым» это, в первую очередь, состоявшаяся на многие годы дружба с близкими по духу людьми».

Софья РЫЖОВА. Источники: «Известия», zavtra.ru, ru.wikipedia.org, peoples.ru, gogol.boom.ru, culture.pskov.ru.



[Обратно...|Обсудить статью|Следующая]

Hosted by uCoz