UCOZ Реклама
Прихожие купить в спб смотрите на сайте.

Свежий номер...

Суббота 16 сентября 2006 года №103(2832)


Жил скромно,
скромно и ушел


В прошлое воскресенье ушел из жизни Герой Советского Союза Иван Николаевич Бурмистров. На прощании с ним не было ни первых лиц города и области, ни журналистов. За разговорами о глобальных прожектах по созданию галереи выдающихся земляков власти словно не придали особого значения уходу настоящего Героя из поколения победителей.
Он родился 24 февраля 1920г. в селе Норовка ныне Цильнинского района. Иван Николаевич рассказывал: "Было нас четыре брата, пятая - сестра. С тринадцати лет ходил за плугом, пахал, за мной в колхозе даже лошадь закрепили". В 1938г. выучился на слесаря в Ульяновском паровозном депо и пошел работать на Володарку. А в 1940г. Евдокия и Николай Бурмистровы получили от сына письмо: "Дорогие родители, хочу идти в Красную Армию.
Но нас не пускали. Мы написали письмо тов. Калинину. Получили ответ из Кремля - разрешили отпустить с завода в армию добровольцами".
Военная служба Ивана началась в Забайкалье.
Обстановка была накалена - самураи вели себя крайне недружелюбно. В любой момент следовало опасаться нападения. "...Целый месяц ходили в столовую... с винтовкой, - вспоминал Иван Николаевич, - и спали с оружием". Осенью 1941г. дивизию, в которой служил Бурмистров, перебросили с дальневосточных рубежей на Ленинградский фронт. Боевое крещение Иван принял под Тихвином. Получил контузию, но уговорил врачей не отправлять его в сибирские госпитали, а, подлечившись, снова встал в строй. С 1943г. гвардии младший сержант Бурмистров - телефонист роты связи 225-го стрелкового полка 78-й гвардейской дивизии. Ивану повезло с комбатом. Тот, как заговоренный от пуль, идя в атаку, приговаривал: "Держись, Ванюша со мной - не убьют". И младший сержант Бурмистров шел следом, прокладывая кабель. А вражеские пули до поры щадили смельчаков. Да только военное счастье недолговечно. В огневой схватке на Курской дуге и везучий комбат был ранен, и Бурмистрова "поцеловал" в грудь осколок. Из госпиталя домой прилетела весточка: "Чувствую себя хорошо. Скоро поеду в третий раз громить врага до полного уничтожения".
Осенью 1943-го бойцам 7-й гвардейской армии, куда входила 78-я дивизия, предстояло форсировать Днепр. Связисты получили приказ - переправиться, наладить телефонное сообщение и разведать расположение вражеских огневых точек. Старшим группы из семи человек назначили гвардии младшего сержанта Бурмистрова. В ночь на 25 сентября связисты на двух лодках начали переправу. Холодная днепровская вода была красной от крови и кипела от пуль, разрывов и барахтавшихся людей... Немецкий снаряд прямым попаданием разметал одну лодку, потом взрывом накрыло вторую. Из семерых на крутой правый берег выбрались лишь двое - Бурмистров и начальник центральной телефонной станции Павлов.
Вскоре по их наводке наши батареи смешали с землей несколько огневых точек врага. С левого берега в трубку кричал лейтенант: "Держитесь ребята, каждому орден Отечественной войны I степени будет!". А ребятам было не до орденов...
Позже, увидев фильм "Батальоны просят огня", Иван Николаевич скажет: "Так ведь это в точности про нас!!! ...Мы умоляли поддержать нас огнем, а в ответ слышали: "Нечем нам вас поддерживать...
Уворачивайтесь сами, как можете"". Ту украинскую ночь Иван Бурмистров запомнил на всю жизнь. Дюжину раз приходилось соединять и на плацдарме, и в ледяной воде перебитый провод.
Да еще отбивать свой крошечный пятачок от наседавших фашистов. В мемуарах маршала войск связи Ивана Пересыпкина читаем: "...Когда противник перешел в контратаку и почти окружил командный пункт полка, Бурмистров и Павлов вместе с другими связистами вступили в бой. Огнем из автоматов и гранатами они уничтожили около 50 гитлеровцев". 26 октября 1943г. 23-летнему гвардейцу Ивану Бурмистрову было присвоено звание Героя Советского Союза.
А спустя два дня полк, брошенный под Кировоград, попал в окружение. "...Мы заняли круговую оборону, - писал Бурмистров, - немец пустил большое количество танков и самолетов, и при этой схватке я был пленен".
Он испытал все "прелести" немецкой неволи: травлю овчарками, хлеб с опилками и мороженую брюкву, сыпной тиф, постоянные побои и унижения. Отступавшие гитлеровцы гнали пленников на Запад. Нашему земляку довелось повидать Польшу, Австрию и Германию из-за колючей проволоки. Несколько попыток побегов заканчивались неудачно - охрана ловила и избивала до полусмерти, ломая кости и увеча штыками. В марте 1945г. партию пленных погнали в главный лагерь. Когда колонна ночью входила в его расположение, начался налет советской авиации. Иван Николаевич рассказывал: "Спасибо нашим девочкам-летчицам... Они буквально по сторожевым вышкам "ползали", забрасывая их гранатами". Воспользовавшись суматохой, Иван и двое его товарищей вырвались на свободу. До своих было - каких-то 70 километров, но их надо было пройти по вражеским тылам. Бурмистров писал: "Пройдя 30 километров, мы были пойманы. Снова закрыли в сарай. Благодаря тому, что Лужин Виктор знал по-немецки... отпустили".
Неизвестно, подействовало ли на немцев красноречие беглеца или конвоиры уже сами понимали, что "Тысячелетнему Рейху" приходит "капут"... Через четверо суток Бурмистров вышел в районе Дуная к своим. Он снова был в строю и, как и все, мечтал скорее добить врага. Но 3 мая 1945г., за считанные дни до Победы, за Иваном Николаевичем пришли из СМЕРШа...
Герой-победитель угодил в "госповерку" на урановую шахту в фильтрационном лагере Молотовской (ныне Пермской) области. После немецкого плена советская неволя была бы не столь тяжела, если бы не чувство жгучей обиды. В разговоре с товарищами по несчастью Иван обмолвился: "Меня Золотая Звезда дожидается". Начальник лагеря Иванов вызвал заключенного Бурмистрова и "доходчиво" пригрозил упечь его в соседнюю "зону" строгого режима. Однако спустя некоторое время Ивана вновь привели к начальнику. Оказалось, что тот навел справки, и Бурмистрову возвращались свобода и награды. Нервы Ивана, который был уже готов к самому худшему, не выдержали он потерял сознание... Долгожданная Золотая Звезда украсила его грудь в 1946г.
Вместо красивого, здорового парня на родину вернулся изможденный, тощий, кожа да кости, человек. Прежняя жена заявила: "Ты больной, а я молодая", - и оставила фронтовика. Свою новую и последнюю - до гробовой доски - любовь Иван Бурмистров встретил на автозаводе, куда устроился работать. Молодая врач Нина из медсанчасти УАЗ буквально вернула его к жизни.
С Ниной Николаевной они прожили 55 лет, вырастили и воспитали двух дочерей. Не забывал Иван Николаевич заботиться и о старшей, Людмиле - дочке от первого брака - супруге известного фотографа Авксентия Галагозы. Последним местом работы Ивана Николаевича стал облархив. Коллеги вспоминают, что завхоз Бурмистров был очень добрым и безотказным; несмотря на крестьянские корни, обладал аристократизмом и умением достойно держаться с начальниками и подчиненными, маститыми краеведами и зеленой молодежью. Высокий, худощавый, легкий в общении Иван Николаевич напоминал постаревшего Д,Артаньяна. Несмотря на все пережитое, его пронзительно чистые голубые глаза оставались по-детски искренними и добрыми. Человек чести, бесконечно деликатный и в то же время по-рыцарски благородный, очень ответственный - так отзывались о Герое люди, работавшие с ним.
В 1976г. Ивана Николаевича подкосил инсульт.
Долгие годы он был прикован к постели. И всегда рядом была заботливая жена Нина Николаевна, дети, внуки, правнуки...
Он всю жизнь был чрезвычайно скромным человеком, и похороны тоже прошли очень скромно. Проводить Ивана Николаевича в последний путь к дому на улице Кузнецова пришли заводчане, архивисты, соседи, люди, которые его знали и уважали. В основном же у крыльца собрались седые ветераны. В том числе и Дмитрий Яковлевич Старостин - последний оставшийся в Ульяновске Герой Советского Союза той далекой войны.

Антон ШАБАЛКИН, архивист.



[обратно...|обсудить статью|следующая]

 Новости KM.RU
KMindex
Hosted by uCoz