UCOZ Реклама
шкаф картотечный

Свежий номер...

Суббота 13 мая 2006 года №50(2779)


Агропром делает
по-большому. На тротуарах Ульяновска


В прошлую субботу «Симбирский курьер» опубликовал статью «Нацпроект «Горькие слезы». Читателю теперь понятно, как обстоят дела с этим президентским проектом в «глубинке». А никак. Однако в «близинке», то бишь под носом у тех, кто обязан претворять нацпроект в жизнь, еще хуже, чем никак. Читатель может подумать, что так не бывает, поскольку хуже некуда.
Еще как бывает, и даже уже есть!
      И снова «потемкинская деревня»?
С огорчением узнаем, что совхозам «Карлинский» и им. А.Матросова Минсельхоз отказал в кредитовании нацпроекта из-за отрицательного финансового баланса. А ведь совхозы рассчитывали подправить животноводческие помещения, отремонтировать пастбища, калды, наладить кое какую оставшуюся механизацию животноводства.
Значит, всем оставшимся СПК и совхозам в области тоже откажут, так как вряд ли найдется у нас с десяток сельхозпредприятий с положительным балансом. А те вряд ли рискнут взять долгосрочный кредит. Даже в добрые времена хозяйства брали краткосрочные кредиты под ближайший урожай, чтобы годами не работать на банковские проценты.
В большинстве ранее благополучных хозяйств, даже вдоль дороги Димитровград Ульяновск, фермы зияют черными дырами, словно взорванные дзоты. Из этого вывод: решение нацпроекта «Развитие АПК» взвалят опять на бесконтрольный частный сектор.
Но особая роль в этом отводится пригородной зоне Ульяновска. Удобно. Чиновнику далеко выезжать не надо, и показушная «потемкинская деревня» для приезжего начальства, в том числе для вице-премьера Медведева, будет в пределах городской черты. Началась очередная шумная кампания, как при создании фермерских хозяйств. Где они теперь «энти» фермеры? Об этом в России знает лишь бывший могильщик коллективного хозяйства Ю.Черниченко, а в области - лишь бывший губернатор Ю.Горячев да нынешний депутат ЗС, возглавлявший по области фермерское движение - О. Горячев.
При подобном подходе следует ждать нового растаскивания бюджетных и кредитных средств, но России не привыкать.
      В каждом хлеве бомба
Однако вопрос не только в экономике. Муниципальные чиновники, понукаемые областными, развернули широкое соцсоревнование за всучение частнику кредитов на покупку скота. Попробуй теперь скажи что-либо против ненадлежащего содержания скота и антисанитарии в городе - станешь врагом президентской программы.
Городская газета приветствует очередь за кредитами в поселке Пригородном. И прославляет «передовика-ударницу» Александру Вилкову, которая на кредит приобретает несколько свиноматок. Несколько - это сколько? 4-5-7...? Не важно. От каждой по 10-12 поросят, все равно - ферма, которая от поселка должна отстоять не менее, чем на 300 метров. А в Пригородном и сегодня фекалии текут по улицам.
Налицо попытка агропрома любой ценой раздать кредиты и увеличить поголовье скота за счет здоровья людей.
Чиновнику нужен рапорт. Но при чем здесь пригородная зона, которая перестала быть зоной уже лет 10 назад?
Гостелеканалы почему-то пропагандируют ситуацию в пригородных зонах других областных центров для реализации другого нацпроекта - «Доступное жилье». А нашей пригородной зоне уготована участь концентратора частного скотоводства, птицеводства и огромного свинства с присущей нам бесконтрольностью за природоохранными, санитарно-эпидемиологическими, противопожарными, зооветеринарными и другими нормами со стороны вечно молчащих соответствующих органов. Видимо, эти прелести входят в программу Ульяновска как культурной столицы Поволжья.
А в то же время в центре города Ульяновска, на перегруженных сетях, лепят дома, как ласточкины гнезда, ликвидируют зеленые рекреации, отнимают детские площадки у Дворца пионеров и т.д. На готовых сетях строить, конечно, дешевле. Так ведь бюджет ничего и не строит. Строит частник. Чьи деньги при этом экономят - частника или чиновничий «откат»?
Стыдно было за руководителей области и города, принимавших участие в похоронах почетного гражданина Е.Чучкалова. Микрорайон, где он проживал, превращен за последние три года в «шанхайские переулочки». Двум машинам не разъехаться, дворов нет, ни одной детской площадочки или песочницы. Это новация в градостроении.
В изданных правительством области документах о нацпроекте по АПК нет даже озабоченности экологическими проблемами, птичьим гриппом и прочими «мелочами» типа санитарных разрывов, градостроительных норм между скотомогильниками, скотопомещениями и жилыми застройками, школами и т.д.
Об этом вспомнят, когда грянут ящур, туляремия, птичий грипп, гепатит или когда стадо подцепит на рога ребенка.
Конкретного виновника, как всегда, не найдется.
Серьезно к реализации президентского проекта никто не готовился, ограничившись раздачей кредитов. Вступивший в силу с 1 января 2004 года Закон «О личном подсобном хозяйстве» предусматривал выделение земель для выпасов и строительства помещений для скота. При строительстве на селе домов и хлевов предписывалось соблюдать экологические, санитарно-гигиенические и противопожарные нормы и правила. Знает ли наше «местечковое» правительство, что такое САНПиН?
В каждом хлеве пригородной зоны Ульяновска в подкрышном пространстве бомба замедленного действия - сено, готовое вспыхнуть от электрозамыкания в любой момент.
Пожарные части закрыли. Пожарные машины исчезли. За 15 минут сгорит все поселение, как в Тереньгульском районе.
Закон «О личном подсобном хозяйстве» категорически не исполняется.
      Лепешка к подножию памятника
Сегодня, когда вошли в президентский проект, земли пригородной зоны вновь отводятся не для нужд личных подсобных хозяйств, не под пастбища, не под животноводческие городки, как в Озерках, а под взятки чиновников. В Лаишевке прокуратура отменила 122 постановления на выделение участков по 15 соток каждый, выданных единолично главой сельской администрации в нарушение генплана и закона. Никого за это даже не пожурили.
Вся численность растащенного совхозного стада из совхозных ферм, построенных по санитарным нормам, перемещена внутрь селитебной территории. Скот и сегодня пасется на улицах без привязи, на пришкольных стадионах и рекреациях. Коровьи лепешки шлепаются к подножью памятника павшим. Свинопоголовье и птицу, экскременты которых природой не перерабатываются, содержат без канализации и септиков. Навоз складируется курганами на берегу Свияги и дождями и паводком смывается в реку, превратившуюся в сточную канаву, зарастающую камышом. Тучи мух нещадно лезут на улицах в ноздри, уши, глаза и рот. Мыши и крысы короткими перебежками снуют от хлева к жилью. Экскременты стада, гоняемогопо асфальтированной дороге и пришкольным тротуарам, тут же вздымаются колесами транспорта и носятся по поселению желтой вонючей пылью. Жом складируется прямо на улице, и к вони экскрементов примешивается кислятина. Таковы картина и «амбрэ» сейчас. После выдачи кредитов на закупку скота будет гораздо хуже. Количество пластиковых бутылок, собранных с помоек и заполненных молоком, на проспекте Нариманова увеличится.
Обо всем этом лично информированы губернатор Морозов, зам. губернатора Якунин, руководители роспотребнадзора Меркулов, Никишин, ветнадзор - Черкасов, Сафрончев, мэрии - Ермаков, Букин и другие. Это безобразие продолжается уже третий год. Невозможно найти управу даже на пастуха, где уж тут говорить об обещанной президенту управляемости в области.
Заставь чиновников рапортовать, они выдадут кредиты на покупку свиноматок и петухов для размещения их на балконах многоэтажных домов в центре города.
      46 баранов на берегу Свияги
Продовольственная безопасность не может быть решена в условиях возрастающей в геометрической прогрессии опасности для людей.
Кстати, это имеет прямое отношение к проблеме оставаться достойным уже имеющегося жилья. Зачем строить достойное новое, если превращаем в недостойное уже имеющееся?
А может быть, вместо финансовой экспертизы Минсельхоза перед выдачей кредитов частнику, агропрому и муниципалитетам проводить другую экспертизу: наличие соответствующих помещений у частника для скота и птицы на санитарном и противопожарном расстоянии от жилья, наличие рабочих рук для содержания скота и т.д. Бабуля не возьмет вторую коровешку, она ее не «обработает».
Зато пользуясь бесконтрольностью надзорных органов, кредит возьмут «скотопромышленники» и будут наживаться на неуклонно растущих ценах на мясо в нарушение всех санитарных норм в городской черте. Один такой активист «нацпроекта», получив участок для строительства жилого дома на берегу Свияги, развел 46 баранов, восемь голов крупного рогатого скота и 150 гусей, построив вместо дома скотоферму.
Природоохранная прокуратура по жалобе соседей пресекла этот «нацпроект».
Теперь «скотопромышленники» обзаводятся тракторами, автомобилями. Учительство пригородной зоны бросает сеять разумное, доброе и само идет в скотоводы.
Корма приворовывают или скупают по бросовым закупочным ценам. Зерно дробят самодельными крупорушками, оглашая городские улицы нестерпимыми децибелами в дневное и ночное время. Мясо сбывают на рынке, как по конвейеру: производитель - скупщик - продавец.
Именно поэтому цена на свинину достигает 250-280 рублей за килограмм. А наша статистика по-прежнему дает среднюю цену, включая стоимость ливера, обрезков и костей для собак. Если мы в реализацию национального проекта войдем так же, как в фермерство или в Закон «О личном подсобном хозяйстве», то не только не исполним задуманного президентом, но и нанесем ущерб здоровью населения города, который обернется в сотни раз большими общественными затратами, чем жалкие кредиты. Горожане пока и не догадываются, какую свинью им подкладывают под бочок. Ситуация требует подробного информирования Центра.
Понуждение мэрии заниматься не свойственным ей нацпроектом неизменно, а может быть, умышленно, ведет к резкой критике мэра за провал другого проекта - «Доступное жилье». Критика уже спланирована, команда «фас» дана. А как быть с другой национальной программой - «Здоровье»?
      Послать их...
Мэру следует решительно пресечь попытки всех понуждающих его к очередной авантюре и послать их туда, куда Макар телят уже давно не гоняет, то есть в глубинку.
Интересно, визировали ли соответствующие постановления местечкового правительства «О развитии АПК» в так называемой пригородной зоне природоохранные, санитарные и другие надзорные инстанции г. Ульяновска? Это ведь на муниципальной территории уже творятся дела, чреватые пандемией, да еще в условиях постоянного отсутствия воды в бесхозных водоводах пригородной зоны.
САНПиН никто не отменял.
Все это дискредитирует президентский проект и президента. Но чиновникам, понаехавшим из разных городов и весей, понять этого, видимо, не дано. Они опять промямлят, что хотели как лучше. Но хотеть - не значит мочь.

Олег КАЗАРОВ.



[обратно...|обсудить статью|следующая]

 Новости KM.RU
KMindex
Hosted by uCoz