UCOZ Реклама
Консультирование в области бухгалтерского учета договор услуг в области бухгалтерского учета.

Свежий номер...

Суббота. 31 марта № 46-47



Катино сердце не может без операции


- Моя жизнь теперь - это решение двух задач: как сделать Кате операцию на сердце и вытащить детей из этой квартиры, - говорит Мария Макарова. Могилой она называет квартиру, где живет со своими четырьмя детьми последние восемь лет. За это время трое из пяти членов семьи стали инвалидами.
- Несколько лет назад у меня были здоровые дети, - говорит мать и плачет. Ей все труднее держать себя в руках.
Рассказывая о детях, Мария Макарова перелистывает их медкарты. До 1993 года в них исписано листов по десять. В основном это плановые наблюдения педиатра. Все, что после, больше напоминает пухлые тома.
- Это началось в 1993 году, когда мы переехали в новую квартиру, - рассказывает Мария Борисовна.
Двухкомнатная подсобка в доме на болоте
Дом, который кондитерская фабрика "Волжанка" построила для своих сотрудников, оказался в оцеплении газонаполнительной станции, нефтебазы, очистных сооружений и отстойника кожкомбината. Под фундаментом - бывшее болото.
Злосчастная двухкомнатная квартира на первом этаже, которой потом "осчастливили" семью Марии Макаровой, была для строителей чем-то вроде подсобки. Так они и покинули ее, не успев довести до ума. Новой же хозяйке досталось жилье с расшатанными перегородками, бракованной столяркой (двери, рамы ставили из остатков, которые были у строителей), почерневшим линолеумом, под которым "ходила" вода, и огромными мокрицами под обоями.
Первой не выдержала домашняя техника: сломался телевизор, покрылись коррозией стиральная машинка, плита. Мастера, которых вызывали, были единодушны: "Такая влажность! Да здесь ничего работать не будет". Скоро мебель из ДСП разбухла и искорежилась, ковры истлели от сырости, линолеум покрылся гнилостными пятнами. От него поднимались вредные испарения (это потом подтвердят специалисты).
Появились тревожные симптомы у людей.
- Ближе к вечеру мы все чувствовали головную боль, тошноту, головокружение. А потом как гром среди ясного неба - врачи констатировали, что Катя и Лида тубинфицированы, - рассказывает Мария Борисовна.
Это был первый серьезный диагноз в детских карточках. Потом их будет много. Вову, единственного сына Марии Борисовны, начнет одолевать бронхит. Последний диагноз еще недавно здорового мальчика - бронхиальная астма атипического течения в тяжелой форме. В феврале Володе дали инвалидность.
У младшей Лиды ухудшилось зрение, начались неполадки со щитовидкой, несколько раз она лежала в больнице из-за сильных болей в суставах и позвоночнике.
Но особая боль Марии Борисовны - Катя.
Страшный диагноз
Впервые на боль в груди 14-летняя Катя пожаловалась еще семь лет назад. Кардиолог по месту жительства сказала: "Возрастное". С этим вердиктом девочка жила полтора года, терпя боль и замирая, когда сердце срывалось с ритма. Наконец мать перестала верить лечащему врачу и привела Катю к специалисту детской областной больницы. Результат визита ошеломил: "У девочки порок сердца. Неизбежна операция, которую могут сделать только в Москве".
Жизнь в этот момент раскололась пополам: что-то было до, после - бесконечные обследования, анализы, консультации. Они все подтверждали страшный диагноз. И все же какое-то время жизнь текла в привычном русле: Катя ходила в школу, училась в музыкальной.
Потом болезнь начала диктовать свои условия. Сейчас учителя приходят к девочке домой, и мир ее ограничился стенами все той же квартиры, которую мать винит во всех бедах.
Гарантийное письмо гендиректора оказалось фикцией
Закономерно возникает вопрос, как могла многодетная мать, дождавшись наконец своей очереди на жилплощадь, согласиться на двухкомнатную сырую квартиру? Ведь по решению жилищной комиссии она должна была получить две квартиры на одной площадке. Женщина говорит, что поверила обещаниям администрации "Волжанки": дескать, потерпи - в конце 1993 года получишь хорошее жилье. Анатолий Ревенков (тогда он был генеральным директором) сам клятвенно заверял в этом работницу фабрики.
- Я согласилась, ведь обещания были подкреплены гарантийным письмом, - говорит Мария Макарова.
Сколько раз потом она слышала в залах суда: "Данное гарантийное письмо не имеет юридической силы".
- Значит, руководство фабрики оформило заведомо ложный документ. А вручили мне его не где-нибудь, а в администрации района. Как такое может быть? - похоже, Мария Макарова за восемь лет так и не смогла найти ответ на этот вопрос.
Все судебные тяжбы, в которые женщина бросалась, защищая права своих детей на нормальную жизнь, она проиграла.
В 1995 году Мария Борисовна Макарова получила третью группу инвалидности по сердечно-сосудистым заболеваниям, а в 1997-м - уже вторую. Работу пришлось оставить. На фабрике о ней говорили: "Ничего не добилась, кроме инвалидности".
Катя
В январе этого года в детскую многопрофильную больницу приезжали специалисты из Московского научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. Профессор Горбачевский осмотрел Катю и подытожил: "Девочку нужно срочно оперировать".
Видеокассету с Катиными данными отправили в США еще в январе. Сроки, в которые должен был прийти ответ, истекли.
В облздраве пояснили: если американцы от девочки откажутся, операцию сделают в Москве. Откладывать некуда. Срок - конец апреля - начало мая.
Как сказали Марии Борисовне в Центре Бакулева, все лечение стоит 100 тысяч. Бесплатно девочке сделают только саму операцию (она стоит 72 тысячи) - по квоте, которая, к счастью, есть у Ульяновской области. Матери придется оплатить консультации специалистов, медикаменты. Проезд и свое проживание в Москве - тоже. Собрать необходимую сумму для Марии Борисовны нереально (ее пенсия по инвалидности - 700 с небольшим рублей). Это стало кошмаром для несчастной женщины.
Пять лет назад "СК" уже писал о Кате. Тогда ей была необходима поездка в московскую клинику на консультацию. Мы попросили ульяновцев откликнуться на беду девочки.
- Нам помогли самые "богатые" люди города - учителя, - говорит Катина мама. - А еще фонд милосердия и трое ульяновцев. Обращалась я и в администрацию области, просила выплатить мне долги по детским пособиям - отказали.
Так не должно быть, но сегодня больное сердце ребенка в руках совершенно чужих людей. Без их помощи операция не состоится - Катя даже не сможет выехать в Москву. Когда-то на Руси существовала традиция помогать в беде всем миром. Все, кто хочет поддержать ее, могут перечислить любую сумму на счет:
Филиал Сбербанка №8588/030
г.Ульяновск, ул.Хрустальная, 7 (тел. 37-06-08).
Лицевой счет №42301810469162908543/01,
Макаровой Марии Борисовне.
К/с 30101810000000000602, к/с для зачисления 30301810269000606902, к/с для списания 30302810569000606902, БИК 047308602, ИНН 7707083893.
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА.
[обратно...|обсудить статью]

Hosted by uCoz